Студенты МГУ проводят «перепись» лесных обитателей заповедника «Присурский»

Студенты МГУ проводят «перепись» лесных обитателей заповедника «Присурский»

Ежегодно зимой в заповеднике «Присурский» проходит «перепись» лесных обитателей. Нынче в ней были задействованы не только сотрудники заповедника, но и волонтеры – пятеро студентов географического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

В «Присурском» более 10 учетных маршрутов, большинство из них – круговые, составленные так, чтобы можно было обойти участки по периметру, считая входящие и выходящие следы зверей.

Волонтеров прикрепили к Алатырскому участку заповедника, с базой в селе Атрать, куда их, прибывших московским поездом, доставили на машине из Канаша. Молодежь, немного отдохнув с дороги, в тот же день включилась в работу: вооружившись записными книжками, встала на лыжи.

Добровольные помощники Анна Белик, Дарья Михайлова, Дарья Фомичёва, Ника Пискарёва, Пётр Скроб под руководством опытных специалистов преодолели десятки километров, отыскивая отпечатки лап и копыт, оставленные обитателями заповедника.

Только их в нынешнюю аномально теплую и малоснежную зиму было мало, поделились в «Присурском» итогами подсчетов. Численность животных по сравнению со средне-многолетними данными (2016-19 годы) такова. Белок отмечено почти вдвое меньше, зайцев — в 3,5 раза, уменьшилась численность кабанов. Встречен всего один след волка, что в пересчете дает нулевую численность, и один след рыси. Только лисиц и мелких хищников из куньих – ласки, горностая, хоря, стало несколько больше.

Неужели настолько резко сократилась численность, например, кабанов, после того, как пару лет назад их посчитали виновниками распространения чумы свиней и принялись повсеместно жестоко истреблять? «Как-то раз, я работала тогда в Центрально-Черноземном заповеднике, мы не обнаружили на маршрутах ни одного следа лося. А при аэроучете, с вертолета было замечено три небольших лосиных стада. Каждое находилось внутри периметров, очерченных маршрутами и поэтому не оставило никаких следов», — предостерегает от поспешных выводов заместитель директора заповедника «Присурский» по экопросвещению и экотуризму Наталия Панченко.

Пока специалисты заповедника переводили собранные общими силами данные в сухую научную информацию, московские студенты делились впечатлениями в социальных сетях.

«О том, что в заповедники можно ездить и помогать, я узнала в Дружине охраны природы Московского университета. За последние несколько лет я ездила на учеты животных в Керженский заповедник, заповедник «Белогорье», и вот теперь дорога привела меня в «Присурский», — пишет Анна Белик. — Даже двух дней хватает, чтобы начать смотреть на природу по-другому. Ты как бы прозреваешь, и начинаешь видеть лес не как лабиринт деревьев, но как сообщество живых существ. И это такие новые знания, которые в иных условиях не получишь. При теплой погоде (около нуля градусов) очень тяжело ходить на лыжах. Снег липнет к ним килограммами, и всю эту тяжесть приходится волочь на ногах, а иного способа пройти по просекам нет. Погода сделала нашу работу довольно тяжелой, и от этого более интересной.

Очень многие люди, кстати говоря, понятия не имеют, что у них в регионе есть какая-либо особо охраняемая природная территория. Если вы думали, где бы необычно и интересно провести отпуск — знайте о том, что есть такой заповедник – «Присурский».

«Мы попали в Атрать как в зимнюю сказку! – восторгается Петр Скроб. — Снег и приятный лёгкий морозец, который ощущался, несмотря на то, что столбик термометра едва опускался ниже нуля – это то, чего действительно очень не хватало нам в столице. При приятной погоде и работать приятно! Хоть лыжи и превращались в 5-килограммовые снегоступы, тем не менее, это была отличная тренировка.

Многое зависит от коллектива и обстановки. Убеждён, что заповеднику «Присурский» повезло! Весёлые, добрые мужики, в то же время всегда сосредоточены и внимательны – как в быту на базе, так и в «поле». Было приятно быть гостем! В течение одной недели жизнь как будто разделилась на «до Атрати», «в Атрати» и «после Атрати». Нудная городская московская повседневность, четверть времени которой – толкучка в транспорте, сменилась в одночасье бодрым режимом – ранний подъём, труд на маршрутах и отличные вечера в тишине села, лишь изредка прерываемой хрустом снега под ногами по пути до колодца и обратно. Уезжать было невероятно неприятно – в столицу вернулся с тоской и грустью.

Для меня такая работа и такая жизнь, хоть и в достаточно жёстких временных рамках – впервой. Быть настоящим следопытом! Пить чистейшую воду из колодца! Слушать тишину и ощущать истинное спокойствие! Возможно, воплотилась давно забытая детская мечта! Хоть и про загаданные желания рассказывать не принято, но я про своё расскажу – хочу вернуться в «Присурский» летом!».

Первоисточник: "Советская Чувашия".



Заметили ошибку в тексте?
Выделите её и нажмите Ctrl+Enter