Проклятие старого просветителя

Осенью 1920 года в Симбирске начал работать чувашский институт народного образования (Чувино), созданный на базе школы Ивана Яковлевича Яковлева , кстати, заведующим учебной частью в нем работал его старший сын Алексей. Сам же он уже более года находился на пенсии и продолжал жить в квартире в одном из зданий Чувино, интересуясь всем, что происходило в институте. И вот в марте 1922 года ректором сюда был направлен И.Н.Яштайкин. По рассказам бывших студентов Чувино, он вел себя как закоренелый чиновник- бюрократ, работу преподавателей и учебный процесс регламентировал бесконечными пустыми, ничтожными по содержанию приказами. Судя по всему, он не признавал каких- либо заслуг Ивана Яковлевича в просвещении родного народа., не счел даже нужным встретиться с ним. И в то же время, похоже, боялся его влияния в институте.

5 апреля им был издан приказ об увольнении 12 старых, кадровых преподавателей и технических работников, в числе которых оказался и профессор А.И.Яковлев. И на другой день расстроенный, оскорбленный, вышедший из себя Иван Яковлевич пришел к Яштайкину. Близкий друг просветителя А.В.Жиркевич в своем дневнике оставил об этом событии довольно обстоятельную запись. “В канцелярии института, - записал он,- было много народа, когда дверь внезапно раскрылась и появился разъяренный Иван Яковлевич в халате, со сжатыми кулаками. Подойдя к столу, за которым сидел Яштайкин, Яковлев, хорошо знавший последнего, спросил его: “Кто вы такой?” Когда тот назвал себя, Яковлев схватив со стола линейку и размахивая ею над головой Яштайкина, стал ругать его словами: жулик, мерзавец, дурак, осел, скотина, невежа, ничего не смыслящий и т.д. Яштайкин был при револьвере, и все думали, что если Яковлев его ударит, то он старика расстреляет. Но Яковлев ограничился отборной руганью. Яштайкин напомнил ему, что он, Яковлев находится в присутственном месте, что он, Яштайкин, при исполнении служебных обязанностей и может составить протокол. На это Иван Яковлевич крикнул: “Пиши протокол!” И опять повторил все прежние ругательства с добавкою новых. Затем, швырнув линейку и хлопнув дверью, в ярости выбежал вон из канцелярии”.

Кто же он, этот человек, так самонадеянно объявивший войну Ивану Яковлевичу и доведший его “до кипения”? Яштайкин Илья Николаевич- уроженец деревни Шумшеваши нынешнего Красночетайского района. Родился в 1882 году в крестьянской семье. Учился в Пандиковской начальной, Красночетайской трехклассной, Русско-Качинских учительских курсах (в Пензенской области), а в 1905- 1907 годах - в 5-6 классах Симбирской духовной семинарии, где, сдав экстерном экзамены по греческому и латинским языкам, пробил себе путь в университет. Он окончил историко-филологический факультет (славяно- русское отделение) Варшавского университета. После этого Илья Яштайкин один год занимался на организованных при Варшавском учебном округе курсах подготовки учителей средних учебных заведений. Затем работал учителем русского языка и литературы в Астраханском реальном училище и в Ленкоранской мужской гимназии Бакинской губернии. Летом 1918 года волостное собрание крестьян пригласило Яштайкина в село Красные Четаи. Организовав тут учительскую семинарию, он стал ее директором, по его инициативе при семинарии были открыты годичные педагогические курсы. Вскоре он стал членом РКП(б).

После образования Чувашской автономной области Яштайкин был назначен заведующим облоно, а в 1922 году, как уже было сказано выше, ректором Чувино. Позднее Яштайкин так описал свое столкновение со старым чувашским просветителем. “И.Я.Яковлев в часы занятий явился в канцелярию, с яростью бросился на меня, обозвал дураком , всех же уволенных лиц назвал самыми “честными людьми”. На мое указание, что я приехал в Чувино для посильной работы по предписанию партии и власти и действую по директивам их, Яковлев , бывший генерал, с пеной у рта, категорически, в присутствии бухгалтера, делопроизводителя, уволенного ночного сторожа, вновь назначенного завхоза и представителя РКИ заявил: “Нет никакой власти, никакой партии”. О чем тут же был составлен соответствующий акт , копия коего представлена в Симбирское отделение ГПУ и РПУ...”

В своем обращении в Российское политическое управление Яштайкин просил устранить И.Я.Яковлева из стен института “как крайне вредного элемента и контрреволюционера”. 9 мая Яштайкин отправил письмо в ЦК РКП(б), в котором обвинял уже А.И.Яковлева (в буржуазной пропаганде) и просил убрать его из Чувино. А в августе он предписал жене А.И.Яковлева - Ольге Петровне Яковлевой, преподавательнице французского языка: “...предлагаю в трехдневный срок очистить занимаемую Вами квартиру при Чувино как уволенной распоряжением отдела педагогического образования Главпрофобра с 1 июля сего года”. 16 сентября из Наркомпроса поступила телеграмма: “Преподаватели Яковлевы уволены”.

И в октябре Иван Яковлевич уехал из Симбирска и остаток жизни провел в Москве, у детей. Но Яштайкин спешил стереть даже следы пребывания Яковлева в Чувино. В начале 1923 года он направил предписание Турченко - близкой знакомой Яковлевых: “Предлагается Вам в недельный срок, не позже 5 февраля с.г., освободить амбар и погреб, занятые яковлевскими вещами, оставленными на Ваше хранение”. И уже 9 февраля он писал своему знакомому О.А.Андрееву, преподавателю Тетюшского педагогического техникума: “Чистка яковлевцев закончена”. О том, какой глубокой оказалась душевная рана, нанесенная им Ивану Яковлевичу, можно судить по письму того же А.В.Жиркевича, направленному им 3 июня 1925 года в Баку известному ученому- языковеду Н.И.Ашмарину ( в1920- 1923 годах он преподавал в Чувино). В нем есть такие строки: ”Яковлев, живущий в Москве, у сына Алексея, потерял память...Он приходит в неописуемую ярость, не забыв ее, при фамилии Яштайкина, которую при нем стараются не поминать...Очевидец мне передавал, что когда Яштайкину удалось выжить Яковлевых из их насиженного гнезда - квартиры в Чувино- и Яковлевы выезжали из Симбирска, старец, т.е., Иван Яковлевич Яковлев, перед тем, как сесть на телегу, отвозившую его на вокзал, снял шапку, перекрестился, низко поклонился родной земле и зданиям Чувашской школы, им созданным, а затем громко на весь двор произнес: “Будь проклят, Яштайкин!” Умер И.Н.Яштайкин в 1966 году в Москве. Г. Александров

Заметили ошибку в тексте?
Выделите её и нажмите Ctrl+Enter