О жизни и деятельности Ивана Яковлевича Яковлева

Иван Яковлевич Яковлев принадлежит к числу тех выдающихся деятелей, чьи совершения сохраняются в памяти последующих поколений и становятся явлением духовной жизни. Он был неутомимым тружеником просвещения и культуры, стоявшим у начала национального подъема чувашского народа, поборником дружбы чувашского народа с другими, прежде всего с русским. Он вошёл в историю просвещения как основатель и руководитель учебного заведения в г. Симбирске по подготовке учительских кадров для национальных школ, как крупный организатор народного образования в Поволжье, как педагог-новатор, теоретик и практик обучения в двуязычной школе.

“Чуваши - писал Яковлев, - как народ, давно вошедший в состав России, заслуживают лучшего, чем оно было, знания и уважительного отношения к себе. Они, как и все другие “инородцы” России, имеют право на образование. Просвещение чувашей должно идти в русле сближения с русским народом, за которым великая будущность. Оно должно осуществляться на основе приобщения к русско-христианской культуре. Это будет способствовать и сохранению чувашей как народности”.

Иван Яковлевич Яковлев родился 25 апреля 1848 года в семье удельного (“государственного”) крестьянина в деревне Кошки - Новотимбаево Буинского уезда Симбирской губернии (ныне - Тетюшский р-он Республики Татарстан). Рано оставшись без родителей, он был усыновлен семьей русского крестьянина Пахомова, однодеревенца. Имя и фамилию будущий педагог получил по имени и фамилии своего крестного отца Ивана Яковлева.

В 1856 году по предписанию удельного ведомства И. Яковлев был отдан на учебу в удельное училище в с. Старые Бурундуки Буинского уезда. По окончании его, как лучший ученик, в 1860 году был принят в уездное училище в г. Симбирске. В конце этого же года с группой учеников 1 класса И. Яковлев был переведен в только что открывшиеся при Симбирской мужской гимназии землемеро-таксаторские классы, где проучился до 1863 года. По окончании учебы он был направлен на службу в Симбирскую удельную контору и около четырех лет проработал сельским мерщиком. Часто разъезжая по Симбирской, Казанской и Самарским губерниям, И.Яковлев знакомился с культурой, жизнью и бытом русского, татарского, чувашского, мордовского населения.

Под влиянием либеральных идей 60-х гг. XIX столетия он приходит к мысли о необходимости попытаться облегчить жизнь родного чувашского народа не с помощью разорительных революций, а прежде всего путем его просвещения, приобщения к грамоте и к русской культуре. Постепенно И. Яковлев вынашивает планы воссоздания чувашской культуры. Но он чувствует, что для этого требуется дополнительное образование. В конце 1866 года Яковлев с большим трудом добился освобождения от службы в удельном ведомстве (по закону, как сирота, обучавшийся за счет государства, он должен был отработать там не менее 10 лет) и осенью 1867 года поступает в V класс Симбирской мужской гимназии. Обучаясь там, Яковлев вызывает к себе в Симбирск односельчанина Алексея Рекеева, а затем других чувашских мальчиков и начинает учить, содержа их на средства, добываемые репетиторством. Организованная таким образом частная школа затем, при активной поддержке инспектора народных училищ Симбирской губернии И.Н. Ульянова, постепенно расширяется.

В 1870 году Иван Яковлев с золотой медалью окончил гимназию и поступил в Казанский университет. Заботу о чувашской школе в годы его студенчества взял на себя И.Н. Ульянов, с которым Яковлев активно переписывался, получал от него учебники, литературу, а нередко и - материальную поддержку. В университете Яковлев знакомится с известным ученым-ориенталистом профессором Н.И. Ильминским, консультируется у него по “инородческому” (национальному) вопросу. При активном содействии Ильминского к концу 1871 года И.Яковлев составляет на основе русской графики первый вариант нового чувашского алфавита, поскольку старый, созданный на основе древнебулгарского (тюркского) языка в начале текущего тысячелетия, был основательно забыт. В дальнейшем яковлевский алфавит совершенствуется.

В 1872 году на нем был издан букварь, ставший подлинно народной книгой. Первые два выпуска букваря Яковлев, сам испытывая материальные затруднения, издает на свои средства. Тогдашними консерваторами букварь был встречен в штыки: “Пылкость молодой натуры, с которой он (Яковлев - ред.) принялся за дело, была причиной того, что он встал на неправильный путь в инородческом деле. Г-н Яковлев в деле образования чуваш задался мыслью чувашский язык сделать книжным...”

В 1875 году Иван Яковлев успешно окончил историко-филологический факультет Казанского университета и был назначен инспектором чувашских школ Казанского учебного округа, куда входили учебные заведения Казанской, Симбирской, Самарской, Саратовской, Астраханской и Вятской губерний с центром пребывания в г. Симбирске. С этого времени развернулась полная забот, тревог и порой драматической борьбы, напряженная педагогическая и просветительская деятельность Ивана Яковлевича Яковлева, ставшая делом его жизни. Опираясь на помощь и содействие русских прогрессивно настроенных общественных деятелей и коллег , он осуществлял административное и педагогическое руководство Симбирской чувашской школой, превратившейся со временем в кузницу учительских кадров для чувашских и других школ Поволжья, преподавал в ней, открывал и инспектировал школы в местностях с чувашским населением, разрабатывал педагогические и методические принципы обучения в национальной школе. Он составлял и выпускал учебники и учебные пособия, писал рассказы, организовывал перевод на родной язык учебной, художественной, сельскохозяйственной, медицинской и другой литературы.

И.Яковлев вел активную переписку с академиками С. Платоновым, В. Радловым, А. Кони, В. Имшенецким, музыкальными деятелями М. Балакиревым, С. Смоленским, художником-академиком Н. Кошелевым и многими другими. В числе его корреспондентов были: известный немецкий издатель, основатель “Universal Bibliothek” в Лейпциге А. Реклам, французские ученые Л. Сиклер, А. Пинар, венгерские - Г. Балинт, Д. Месарош, редактор “Revue Oriental” академик Б. Мункачи и другие. За 50 лет своей деятельности Яковлев написал около 2 тысяч писем. Основная их тема - просвещение и национальный подъем родного народа, приобщение его к русской культуре.

За 50 лет яковлевская чувашская Симбирская школа выпустила тысячи учителей и учительниц, в последние годы число воспитанников доходило до 350 человек обоего пола. Она стала центром создания новой чувашской письменности, переводов и издания книг на чувашском языке, распространения их в десятках тысяч экземпляров среди сельского населения. Многие выпускники школы, окончив с успехом разные высшие учебные заведения, отметили свой жизненный путь выдающимися достижениями “на поприщах науки, искусств, ремесел, сельского хозяйства и т.п.”, - с гордостью писал И.Яковлев. То, что было сделано им для чувашского народа, И. Яковлев считал сделанным и для русского и других народов. Он никогда не противопоставлял интересы своего народа интересам других, выступал поборником дружбы народов. Более того, он считал, что только сближаясь с русским народом, сливаясь с Матерью - Россией, чуваши могут сохранить себя как народ.

“Поэтому-то одной из задач создававшейся мной школы, - писал И. Яковлев, - было всячески содейсттвовать сближению между народами русским и чувашским на почве школьной программы, жизни, быта. Для этого должны были служить следующие меры: 1) приобщение чуваш к христианской культуре, признаваемой народными массами (И. Яковлев организовал перевод и перевел на чувашский язык Библию, - ред.); 2) создание чувашского литературного языка и письменности, притом с алфавитом, имеющим общее с алфавитом русским; 3) ознакомление русского народа с жизнью и бытом чуваш, равно как и ознакомление чувашского народа с историческим прошлым, настоящим Матери-России”.

Осенью 1919 года И.Я. Яковлев по болезни вышел на пенсию. В 1922 году он переехал жить в Москву к сыну. Скончался Иван Яковлевич Яковлев в 1930 году. Наследие И. Яковлева в свете последних исторических перемен еще подлежит переосмыслению. Это - дело будущего. В годы коммунистического режима многое из жизни и деятельности этого выдающегося человека замалчивалось по идеологическим основаниям, а полуправда, как показывает жизнь, опаснее лжи. Истинный масштаб сделанного выдающимся сыном чувашского народа, воспитанного в русской семье, станет ясен после изучения и введения в научный оборот документов, к которым до недавнего времени у многих исследователей просто не было доступа.

Из писем Ивана Яковлевича Яковлева А.И Баратынскому, ноябрь 1866 г. “...С 9 ноября я начал брать уроки земского смотрителя уездного училища почти по всем предметам по программе 4 класса гимназии и начал, как говорится, с азбуки и единицы...я начал заниматься преимущественно языками русским, латинским, французским и немецким и математикой...” Ему же, май 1868 г. “...В настоящее время так называемые “завиральные идеи” меня уже не тревожат, как все это поражает и увлекает сначала молодых и неопытных людей...”

Н.Д Раевскому, май 1868 г. “...У нас febris examinalis, хотя Вы латыни не учились, и, кажется, не совсем-то ее долюбливаете, это ничего, я Вас все-таки буду угощать по временам классической пылью, как “демьяновой ухой”, но зато переводить после латинского текста всегда будет легко. Вы, быть может, возразите: зачем же мертвячину-то вклеивать в письмо? Я не потеряюсь, отвечу Вам словами своего учителя: ”Любезный друг, Вы не знаете, что такое латинский язык; это язык славный, богатый, совершенный, точный, логичный”. Не правда ли, хорошее объяснение?”...

С.П. Крылову, октябрь 1870 г. “...В будушем году, осенью, может быть, в Кошках (Кошки-Новотимбаево, село, родина И. Яковлева, - ред.) откроем школу, ...крестьяне ...не потратят на это ни гроша. (Школа существует и сегодня, - ред.).

Из высказываний И.Я. Яковлева “Песни чуваш проникнуты тихой грустью, как народа умирающего”, - сказано в книге Элизе Реклю. Ошибся великий географ. Много у чуваш и веселых, жизнерадостных песен. Каких песен больше, никто не считал. Мы не собираемся умирать. Мы собираемся учиться. Овладеем науками и сравняемся с французами, соотечественниками Реклю. Мы трудолюбивы, трудоспособны и можем хорошо учиться. С помощью великого русского народа мы приобщимся к мировой культуре”.

* * * “Я мечтал и мечтаю о том, чтобы всех чувашей научить грамоте. Грамота - основа всего. Грамота даст возможность чувашенину изучить хорошо русский язык. Грамота - средство борьбы с невежеством...Разве знание грамоты будет мешать крестьянину обрабатывать землю? Наоборот. Почему на полях бельгийского, датского или немецкого крестьянина урожайность ржи вдвое и даже втрое больше, чем у нашего? Потому что там в сельское хозяйство внедрилась агрономическая наука...Только пустозвоны, легкомысленные, малокультурные люди могут возражать против поголовной грамотности.

” * * * “Не от президентов и королей только зависит жизнь народа, а от многих других причин. Жизнь идет своим чередом, двигается вперед независимо от королей и президентов”.

* * * “Есть хороший педагогический прием: играя учить детей. Всякий ребенок при любой игре чему-нибудь да учится. ..Но немцы так увлеклись этой идеей, что доводят детей до отупения обучающей игрой. Иной раз малыш начинает жалобно просить своих воспитательниц: “Фрау, пожалуйста, перестаньте же играть, займемся каким-нибудь делом”...Тяжелая рука неумелого педагога любую детскую игру может превратить в нудную обязанность”.

* * * “Не делайте скороспелых выводов...При изучении какого-нибудь явления принимайте во внимание все, что сопутствует данному явлению”.

* * * “Науку двигают вперед не представители только двух или трех национальностей, а ученые всего мира, всех народов, какие существуют на земле”.

* * * “Спешите делать добро! И будьте добрыми. Доброта - основное человеческое качество. Доброта и есть человечность”.

* * * “Мышление народа и все миросозерцание выражаются в его родном языке, и поэтому вне родного языка не может быть никакого разумного просвещения”

* * * “Как из крестьянской дымной и грязной избы выросла чувашская школа, так и из устного народного творчества выросла чувашская педагогика”

* * * “Делайте все, примите все меры к тому, чтобы ученик верил в свои собственные силы. Наоборот, избегайте всего того, что может подорвать в ученике его веру в свои силы”.

* * * “Хитрость - еще не ум. Хитрость - это отсутствие нормальной совести”.

Заметили ошибку в тексте?
Выделите её и нажмите Ctrl+Enter