Как возник алфавит Ивана Яковлева

История зарождения новой чувашской письменности длинна и сложна, она уходит в глубь веков. Возрождение чувашской письменности тесно связано с историей развития культуры, общественной и научной мысли русского общества 18 века.

Благодаря усилиям Петербургской Академии наук, открытой в 1724 году, было подготовлено около 20 рукописных и печатных русско - чувашских словарей. Самым полным является "Словарь языков разных народов, в Нижегородской епархии обитающих, именно: россиян, татар, чувашей, мордвы и черемис", составленный в 1785 году епископом Дамаскиным. В этом словаре около 11 тысяч чувашских слов- количество по тем временам немалое.

В 1769 году, через 12 лет после издания "Российской грамматики" Ломоносова, Петербургская академия выпустила в свет первую печатную грамматику "Сочинения, принадлежащие к грамматике чувашского языка", составленную в Казани под руководством архиепископа В. Пуцека - Григоровича. В этой книге звуки чувашского языка обозначались 35 буквами, из которых 31 была взята из русского алфавита, 1 из греческого, 3 созданы автором. "Сочинения" впервые познакомили научный мир России и Запада с чувашским языком и являлись в течение 67 лет единственным учебным пособием для чувашским детей, обучавшихся в духовных училищах и семинариях Нижнего Новгорода и Казани.

В 1836 году в типографии Казанского университета была отпечатана вторая по счету печатная грамматика - "Начертание правил чувашского языка". автор ее протоиерей В. Вишневский, сын русского священника, служившего в чувашских селениях Ядринского уезда. В конце 18 века и в первой половине 19 века на чувашском языке было создано и переведено более 20 книг религиозного содержания. Однако, поскольку эти переводы были подстрочными, то они оказались малопонятными, так как в них сильно искажался строй чувашской речи. Известный финский ученый А. Алквист (1826- 1889), посетивший в 1856 году чувашский край для изучения быта, экономики и языка, писал: "Чувашский язык очень благозвучный, и конструкция речи в нем отличается удивительной точностью и замысловатостью. Эти свойства делают чувашский язык достойным лучшей участи...Оригинальной чувашской литературы совсем нет, и далее же немногие книги на чувашском языке, какие имеются, представляют никуда не годные переводы с русского". При господстве духовно- миссионерской письменности, когда чувашские слова транскрибировались с полным пренебрежением к звуковой природе языка, книги на чувашском языке не пользовались у читателей успехом.

В 1853 году в Казани первый чувашский этнограф, историк, географ, статистик, фольклорист и писатель С. Михайлов (1821- 1861), пользуясь русским алфавитом, собрал и издал первую антологию чувашского фольклора "Чувашские разговоры и сказки". С. Михайлов первым из чувашей показал неопытным переводчикам христианской литературы образец правильного чувашского письма и перевода с русского. В 60-е годы 19 века в Казанском крае начинает распространяться система просвещения нерусских народов на основе их родного языка, получившая известность как система Н. Ильминского, которая базировалась на теории Я. Каменского, Н. Золотницкой. Н. Ильминский и Д. Шестаков впервые открыто восстали против обучения чувашей и других народов России "методами испанских завоевателей" и призвали вести обучение на родном языке.

Энтузиастом внедрения этой системы в целях просвещения чувашского народа и был Иван Яковлевич Яковлев. Главным в деятельности его школы была подготовка из трудового народа собственной интеллигенции, поднятие культуры родного народа до уровня передовых народов и пробуждение национального самоучения. При поддержке и помощи прогрессивно настроенных людей, в том числе - инспектора народных училищ Симбирской губернии И.Ульянова, в 1870 году И. Яковлев первым из миллионов чувашей переступил порог высшей школы - поступил в Казанский университет.

Еще в 1867 году в рецензии на "Чуваш книге" Н. Золотницкого 19 - летний И. Яковлев писал: "Я полагаю, что для выражения чувашских звуков необходимо составить некоторые условные знаки, без которых нельзя обойтись при выражении чувашских звуков" (Симбирские губернские ведомости", 1867, 13 мая, N 48). Определение звукового состава языка является самым существенным вместе с тем исключительно творческим и чисто теоретическим моментом работы над созданием алфавита. Оно требует серьезной филологической подготовки. Определение звукового состава чувашского языка И. Яковлев начал с экспериментов. Неоценимую помощь в этом оказал И. Яковлеву его русский товарищ и друг студенческих лет, казанец Василий Белилин. Все сотрудники И. Яковлева, без исключения, владели несколькими языками. Это помогло им в определении качества и количества звуков чувашской речи. И. Яковлев, кроме знания родного и русского языков, владел немецким и французскими языками.

Первый вариант чувашского алфавита состоял из 47 букв. Он представлял собою научно - фонетическую транскрипцию, применявшуюся в русской лингвистической литературе, и отражал все звуки речи чувашского языка. На основе того алфавита и был составлен И. Яковлевым и его сотрудниками букварь, представленный ими на утверждение к печати 15 (27) ноября 1871 года. Эта дата и считается началом новой чувашской письменности. В январе 1872 года весь тираж первого букваря, составленного И. Яковлевым был отпечатан в Казани. Однако первый вариант чувашского алфавита оказался громоздким, крайне неудобным как при печатании, так и при письме.

В дальнейшем, после тщательного ознакомления с алфавитами других языков (латинским, сербохорватским, чешским, румынским, якутским), И. Яковлев и его сотрудники решили несколько усовершенствовать, упростить алфавит 1871 года. В "Букваре для чуваш", изданном повторно в августе 1873 года, они оставили только 25 букв - к 17 заимствованным из русского алфавита к буквам прибавили 8 дополнительных букв, которые обозначали специфические для чувашского языка звуки. С этого времени новый яковлевский алфавит вместе с низовым диалектом окончательно утвердился в чувашской письменности. А. Алексеев

Заметили ошибку в тексте?
Выделите её и нажмите Ctrl+Enter